Первые дни

Выбор языка
Форма входа

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ

Логин
Пароль
Забыл пароль?

Наш опрос
Если начнется война...


Архив опросов Результаты

Всего голосовало: 8075




Первые дни.

Начало новой жизни — новые заботы, новые трудности. Подготовка обмундирования, подъем и отбой, зарядка в армии, строевые занятия. Получение вооружения и военной техники.






Немного про первые дни. Лично мне они в армии запомнились рукоделием — шитьем, зарядками, подъемами и отбоями.

Пришивание первых в жизни погон молодыми солдатами — занятие не для слабонервных. Надо было видеть, как вчерашние маменькины сынки, никогда не державшие в руках иголку, осваивали премудрость нанесения знаков отличия на обмундирование! Перешивать приходилось вкривь и вкось пришитые эмблемы, не тем концом закрепленные петлицы, не той стороной повернутые погоны. Надо сказать, первый урок солдатского мастерства удался на славу — всем стало ясно, что солдатский труд — это действительно труд, тяжелый и не всегда приятный. Сегодня с этим все гораздо проще — знаки различия вам пришивать уже не придется.

Вот и прошел заполненный заботами и хлопотами день и наступил вечер, а с ним и отбой — время отхода ко сну. И если вы думаете, что нам дали спокойно заснуть, то глубоко заблуждаетесь. На подъем и отбой курсантам в учебках отводится всего по 45 секунд, что очень дисциплинирует, координирует и заставляет почувствовать дух солдатского единения. Причем для правильного выполнения этих элементов распорядка дня существует тренировка порой раз по пятнадцать за день. Поначалу это действительно тяжело — новые пуговицы намертво удерживаются новыми же петлями, руки не слушаются, напряжение мешает думать, вещи попадают не на свое место и при подъеме их уже невозможно найти… Масса причин для того, чтобы не уложиться в положенный норматив. Расслабьтесь! Это просто в вас воспитывают необходимые для защиты Родины качества.

Отнеситесь к этому, как к соревнованию или к тренировке. Пусть сержант думает, что он воспитывает вас. А вот и нет! Вы делаете это для себя. И когда вы настроитесь на правильное восприятие этих ритуалов, только тогда начнете получать удовольствие от борьбы со временем и не окажетесь в числе отстающих. Что в современной армии не очень приятно.

Кроме морального настроя, рекомендую подготовиться и практически. Предварительно ослабьте пуговицы, попробуйте аккуратно подрезать петли так, чтобы пуговицы легко застегивались и расстегивались. Вы уже как минимум не будете последним. Выполнение нормативов по подъему — не издевательство над солдатами. Можете мне поверить. Это — необходимость, от которой может зависеть ваша жизнь и жизнь ваших товарищей и командиров. Хорошо обученный солдат через минуту готов вступить в бой с противником. И может оказаться, что промедления даже в полминуты будет достаточно, чтобы враг вошел в расположение вашего подразделения. Додумать, что будет после этого, я предоставляю вам самим. А теперь решайте, справедливо или нет требуют от вас выполнения норматива при подъеме.



Приведу свой пример, который убедит вас, что подниматься в армии желательно как можно быстрее. В один из дней курсант, спавший со мной по соседству, надел мои сапоги. Мне, естественно, пришлось надевать оставшиеся — его. Понял я, что на мне чужая обувь, сразу, но возможность переобуться появилась только через несколько минут. В течение которых я стесал ноги его сапогами на пару размеров, В результате — распухшая нога, поход в санчасть…



Утро в армии начинается с зарядки. Для того чтобы ощутить, что это такое, немедленно необходимо прикрепить к каждой ноге по паре килограммов дополнительного груза и попробовать пробежаться хотя бы на небольшое расстояние. Я думаю, что вы сразу почувствуете всю «прелесть» такой легкой пробежки в армейских сапогах. Прибавьте к этому ощущения от неразношенной обуви, неправильно намотанных портянок. Для остроты ощущений представьте себе три шеренги таких же, как и вы, парней и попробуйте пробежаться в такой компании еще раз. Это один из обязательных элементов обычной армейской зарядки.

Первая наша зарядка была весьма необычной. Нам приказали не отставать от сержанта на протяжении одного километра. Чисто психологически этот прием сработал на все сто, к концу этого бесконечного километра мы в полной мере почувствовали, что никто нянчиться с нами не будет, что армия — это не дом родной и трудности будут встречаться на каждом шагу.





Смею уверить, в армии все очень быстро встает на свои места. Сержант бежал быстро. И это было настолько мучительно, что, преодолевая последние триста метров, я мог думать только об одном: «Когда же это все закончится?!»

Вот наконец-то мы пересекли финишную черту, но какое же это было жалкое зрелище! С хрипом и стонами хватали мы воздух, а рот был полон противной липкой слюной. В довершение ко всему сержант решил «порадовать» нас и пообещал: «Завтра бежим три километра».

«Мама дорогая! — подумалось мне. — Я тут помираю после такого расстояния, ноги ватные, весь в поту, такое ощущение, что легкие рвутся в клочья, а завтра опять мучения, но в десятки раз страшнее». С такой мыслью я провел сутки.

Утро следующего дня не сулило ничего хорошего. Мозг свербила мысль: «Что делать? Как избежать этого кошмара?»

Но, хочешь — не хочешь, ты обязан быть в строю и делать то, что тебе приказывают. Через некоторое время бега строем я определил для себя, что ни за что не сойду с дистанции, чего бы это ни стоило. «Я подожду, я потерплю,— твердил я себе.— Еще несколько шагов, еще, еще…». Иногда очень хотелось остановиться и сказать: «Все, не могу, мне нельзя уже, я устал, мои легкие, мои ноги не выдержат этого». Мне очень хотелось сделать именно так.

Но так как я принял для себя установку не быть последним, то старался ее придерживаться, хотя мне это удавалось с большим трудом… Минуты и секунды кажутся бесконечными, каждый шаг отдается во всем теле.

Не знаю, как бы я поступил, пробежав полтора-два километра. Мне казалось, что я уже совсем не могу двигаться. Думаю, что подобное состояние было не только у меня, потому как где-то после километра бега один из курсантов вышел из строя и сказал, что он больше не может. Сейчас я понимаю, что темп наш в тот день и был рассчитан на такое развитие событий. Для того чтобы наглядно показать, что бывает с теми, кто готов быть последним.

Сержант остановил взвод и сказал: «Я все понял. Ты побежишь со мной эти три километра и еще пару дополнительных». Урок я усвоил, и, слава богу, не на собственном примере. Я добежал до конца и запомнил первую армейскую истину. «Ты не должен быть последним» — гласит она.

Завершающий этап трехкилометрового пробега проходил в совершенно другом, не столь напряженном темпе. Урок окончился. Через два дня таких забегов объявили, что на следующий день нам предстоит преодолеть уже 6 километров. Я не переживал. Я знал, что я добегу, что темп, выбранный сержантом, не превосходит человеческие возможности. Я не буду последним. А значит, не буду Наказан.

Кто-то, читая эти строки, подумает, что это — издевательство над солдатами, что коварные старослужащие специально придумывают это для того, чтобы досадить молодым солдатам. Это не так. Все несколько сложнее. Я определился в свое время, что на войне выживает не только тот, кто лучше стреляет и дерется. Это, конечно, тоже немаловажные умения. Но шансов выжить больше у того, кто обладает выносливостью, кто лучше бегает на длинные дистанции. Что такое захват чужого окопа? Это перемещение со всей амуницией по неровной местности иногда по нескольку сот метров. И если у тебя сбилось дыхание, ты, несмотря на свои внушительные габариты, не сможешь нанести мало-мальски грамотного удара. Ты труп. В еще не начавшейся атаке.

Отступление — это не всегда погрузка в машины и переезд к другому месту дислокации или марш в направлении другого укрепленного района. Зачастую это непрерывное передвижение в течение нескольких суток то в одну, то в другую сторону. Это изнурительное занятие — выход из окружения и прорыв к своим. В войне при прочих равных условиях побеждают не здоровые «качки», а поджарые, выносливые марафонцы. И потому беговая подготовка призвана спасти ваши жизни. Помните об этом и тренируйтесь. Это может очень пригодиться.

Кроме всего прочего, в первые дни очень сильно бьет по боевому духу осознание того факта, что ты здесь — на долгое время. После пяти-шести дней, проведенных в новых условиях, обычно начинаешь думать, что в армии жить тяжело и жизнь такая будет длиться практически бесконечно. Так происходит не только ё армейском коллективе. Вспомните — наверняка вам приходилось какое-то время делать нелюбимую работу. При этом вы повторяете: «Когда же закончатся эти грядки (посуда, стирка, уроки)?» Самый простой способ отвлечься от этих дум — не смотреть в конец поля, а монотонно выполнять работу, какой бы нудной она ни была. Просто начинать и просто доводить до конца. И тогда время будет проходить гораздо быстрее. Можете попробовать. Так и с армией. В начале срока службы бесконечно далеким кажется день, когда вы отправитесь домой.

В армии я усвоил простую истину. Здесь надо просто жить. Не подсчитывайте дни, оставшиеся до демобилизации, — с таким настроем они будут тянуться очень долго. Живите. Радуйтесь жизни. Она и в армии прекрасна. Вы найдете массу новых хороших друзей, научитесь тому, что в той, прежней жизни никогда не научились бы, начнете лучше разбираться в людях, поймете, кто чего стоит в критических ситуациях. Дышите полной грудью. И никогда не думайте, что вы — самый несчастный из всех живущих на Земле. Это не так. Через пару месяцев службы вы и сами придете к осознанию Этого факта. Моя задача — рассказать вам об этом заранее.

И после окончания службы вы долгие годы, с большой вероятностью, будете тепло вспоминать своих армейских друзей и быть может, командиров.

Теперь еще хотелось бы рассказать о тех, кто вешается, стреляется, убегает. Я через пару недель после начала службы заступил в наряд с одним пареньком, который сразу же сказал мне, что уже написал домой 37 писем и ночью, во время наряда, напишет еще 12. «Мне тут так плохо, — жаловался он. — Меня все обижают. Но если мне станет совсем плохо, я убегу и спрячусь. А сержанту ведь попадет».

Я представил, какая жизнь ждет этого курсанта после того, как попадет Сержанту, и понял, кто эти люди, убегающие, стреляющиеся, вешающиеся, в основной массе своей. Я считаю, что они заранее запрограммированы на то, чтобы не бороться с трудностями, а уходить от них. Наверно, это вопрос специалистов, а я не имею такого образования, но в силу своего жизненного опыта, думаю, что в большинстве своем это — в той или иной степени больные люди. С того дня я понял, что мне не грозит ни побег из армии, ни попытка самоубийства. Я успокоился и стал служить.





Здесь я могу столкнуться с непониманием и ненавистью со стороны тех людей, которые потеряли своих близких в армии. Повторяю — это мое мнение, которое может быть отлично от правильного. Рассказывая о способах выживания в армии, я забочусь в первую очередь о тех, кому еще предстоит служить. Простите, если своими строками я причинил кому-либо боль.

Я еще раз хочу повторить правило, которое вы уже знаете или о существовании догадывались. В армии лучше не выделяться. Так безопаснее. Придерживайтесь золотой середины. В этом случае вы не приобретете врагов и достаточно спокойно прослужите весь срок. То, что я раздаю здесь советы, вовсе не означает, что сам всегда применял их на практике. Жизнь зачастую сложнее и многообразнее самой стройной теории, и не всегда в каком-то конкретном случае можно поступить в полном соответствии с правилами, но общего закона старайтесь все-таки придерживаться.

Есть категория призывников, которые хотят изменить армию и сделать ее лучше, добрее, честнее и потому идут на конфликт с существующей системой. Ни одному из них еще не удалось ее сломать. Случающиеся исключения, к сожалению, лишь подтверждают это правило. Доказательством тому служит сегодняшнее положение армии. В некоторых случаях система гнется, иногда сгибает, а случается, что и ломает. Причем, как правило, ломает тех, кто пытается с большей силой воздействовать на нее. Помните и об этом. Не хотелось бы, чтобы система сломала вас. А потому будьте гибкими, насколько возможно.

Из того, что мне не очень нравилось вначале, хочется упомянуть строевые занятия. Задача вроде бы простая — научить солдат ходить строем, синхронно поднимая и опуская ноги. Причем поднимать ноги надо на определенную высоту, не задевая шагающего впереди товарища и не подставляя свои ноги под удар идущего сзади. Для этого нас часами муштровали на плацу, тренируя в удержании ноги на весу. Занятие на самом деле не настолько легкое, как может показаться на первый взгляд. Рекомендую потренироваться. Опять же предварительно надев сапоги. Думаю, что вы получите несказанное «удовольствие» уже после первых тридцати секунд. В нашем подразделении время удержания ноги на весу зависело от наличия садистских наклонностей у сержанта. Желаю вам хорошего сержанта.

И вот наконец истек срок карантина, вы выучили текст присяги, усвоили новые знания и приобрели необходимые навыки. Теперь в вашей жизни грядет особое событие — день принятия присяги. Произнеся ее слова, каждый должен расписаться в том, что он действительно это сделал. С этого момента он становится полноценным солдатом, которому уже можно доверить оружие, послать в караул и судить за невыполнение приказов командиров и другие провинности.

В принципе, все это должно происходить не позднее двух месяцев со дня прибытия в воинскую часть, но реально обычно хватает двух недель для усвоения основ маршировки, основных обязанностей солдата, значения Военной присяги, Боевого Знамени воинской части и воинской дисциплины. До этого момента молодых солдат содержат вместе и не допускают совместного их проживания со старослужащими. Такой период адаптации позволяет не так сильно травмировать психику молодого пополнения и спокойно довести его до подписания слов о том, что он обязуется защищать Отечество. После подписания он начинает защищать Родину вместе с дедами, которые уже готовы показать, как эта самая Родина защищается.

Принятие военной присяги, как всякие торжественные армейские мероприятия, обставлено со всей возможной ритуальной атрибутикой. Например, вас будут приводить к Военной присяге перед Государственным, флагом Российской Федерации и Боевым Знаменем воинской части.

Руководит мероприятием командир воинской части, и именно он издает приказ, в котором указывает место и время приведения к Военной присяге. До этого с вами будет проводиться разъяснительная работа о значении Военной присяги и требованиях законодательства по вопросам защиты Отечества.

В назначенное время воинская часть при Боевом Знамени и Государственном флаге Российской Федерации и с оркестром выстраивается в пешем строю в парадной форме с оружием. Обычно командир части начинает это мероприятие с напоминания о значении Военной присяги и той почетной и ответственной обязанности, которая возлагается на военнослужащих, приведенных к Военной присяге на верность своему Отечеству.

После этого вас по очереди начнут вызывать из строя для чтения текста Военной присяги, после чего остается расписаться в специальном списке в графе против своей фамилии и стать на свое место в строю.





Затем следует поздравление и исполнение Государственного гимна. В военном билете и учетно-послужной карточке военнослужащего делается отметка начальника штаба воинской части с указанием даты приведения вас к присяге. Все.

Теперь вы — солдаты, принявшие присягу, которая налагает на вас ответственность. В том числе и уголовную. Надеюсь, что я вас не запугал. Я в свое время читал присягу и, как видите, к ответственности не привлекался. Надо понимать, что это действительно не пустые слова, а ваша клятва. И если бы в свое время до вас эту клятву не произносили миллионы солдат, то такой страны, как Россия, уже не существовало бы. И непонятно, что было бы с вами, с вашими родителями, дедами и прадедами. А пока все мы даем клятву Родине в том, что будем защищать ее за то, что она в свое время защищала и будет защищать нас в дальнейшем. Это универсальный механизм, который может не нравиться в момент прохождения службы, но, безусловно, полезен до и после нее.

Надо отметить, что день приведения к Военной присяге является для воинской части нерабочим днем и проводится как праздничный день. Что предполагает раздачу дополнительно к рациону празднично-выходных яиц.

Списки, в которые вы попадете, как лицо, приведенное к Военной присяге, будут храниться в штабе воинской части в особой папке пронумерованными, прошнурованными и опечатанными сургучной печатью, а потом будут сданы в архив. Чтобы при случае напомнить вам, что клятву вы произносили и подпись ставили. Помните об этом.

После этого церемониала готовьтесь к тому, что вам назначат место, в котором вы будете проходить службу. Теоретически прибывшее пополнение распределяется по подразделениям после изучения деловых качеств каждого военнослужащего и с учетом состояния его здоровья, профессии, специальности, полученной до поступления на военную службу по призыву, характеристики и заключения о профессиональной пригодности, выданных в военном комиссариате и многих других деталей. Но, я думаю, что. скорее всего вам предстоит занять место, освободившееся после ухода из подразделения демобилизованных «дедов». Хотя у нас проводились тесты на определение уровня интеллекта, результатов которых я не видел, но крестики и цифирки исправно ставил.

Распределение опять же сопровождается церемонией с духовым оркестром, гимном, построением на плацу, речью о боевом пути части, ее героях и наградах, об успехах в боевой подготовке подразделений и о той почетной и ответственной обязанности, которая возлагается на военнослужащих. Затем предоставляется слово одному-двум военнослужащим, заканчивающим военную службу по призыву, и одному-двум вновь прибывшим военнослужащим. Этот ритуал должен подчеркнуть преемственность поколений, вдохновить вас на то, чтобы служить «как дед служил…». Не рекомендую выступать от имени молодого поколения, а уж тем более обещать что-либо совершенно выдающееся. Прежде чем говорить какие-либо слова, необходимо знать, возможно ли их сдержать. В худшем случае вас запомнят и будут припоминать ваши обещания, произнесенные публично, очень долгое время.

У меня в свое время был случай, когда африканские студенты, работавшие у нас в стройотряде, перед началом работы произнесли пламенную речь, о том, что они не посрамят чести представителей своей родины и будут ударно трудиться на стройке. После чего в течение ближайших двух недель они разъехались кто куда: один из них со словами «Касасира ладошка натер» отправился, видно, лечить натруженные руки, другой — к неожиданно появившейся в Москве сестре, третий объяснил свой отъезд тем, что «очень жарко у вас». Но африканцы были люди, присяги нам не дававшие и потому свободные. У вас все будет не так.

Вы стали полноценной частью армии со всеми вытекающими последствиями.

Теперь вам надо получить оружие — не будете же вы защищать родину с пустыми руками?

Все что связано с оружием, в армии бюрократизируется сверх всякой меры. Любая манипуляция с автоматом записывается в журнал. И это правильно — иначе просто невозможно избежать хищения оружия. Поэтому, взяв оружие, не выпускайте его из рук. Пропажа оружия — тяжкое военное преступление и наказывается чрезвычайно жестоко. Помните, об этом. Тщательно оформляйте и сдачу оружия. В этой ситуации лучше перестраховаться.

Приведу пример неправильного использования вооружения

В бытность молодым лейтенантом я услышал рассказ, правда-неправда, сказать не могу, но смеялся долго. Служили на одной дальней сибирской «точке» офицеры-летчики, согнанные туда со всех уголков матушки-России, Почему «согнанные» — так это у нас практика такая: «залетел» на водке — на «точку»; «залетел» на «аморалке» — тоже на «точку»; промотал имущество — если не в тюрьму, то на «точку». Так и собираются асы воздушной империи в одном месте, а оттуда уже разлетаются подобные истории.

Итак, прислали как-то на «точку» майора, следом приказ — разжаловать до капитана, а за что — никто не знает. Да и он молчит, при этом не пьет, не курит, в карты не играет и жена еще не ушла. Неделю молчит, вторую, личный состав уже беспокоиться начал — что-то слишком благовоспитанный. Через месяц, в День рождения (Военно-воздушных Сил) удалось снять завесу с этой тайны. Оказывается, служил майор в Поволжье, был командиром вертолетного экипажа. Полетели как-то по заданию, чуть-чуть подпили. А поскольку «чуть-чуть» — понятие в армии растяжимое, то можно только догадываться, сколько же было выпито, после чего «героям» захотелось искупаться. Благо внизу, под «крылом самолета», среди лесисто-болотистой местности, где и приземлиться-то нормальному вертолету негде, протекала небольшая речушка. Так как, в такие минуты, было бы сказано — а сделано будет, опустили вертолет над этой самой речкой, как раз на высоту веревочной лестницы. Попрыгали все в воду и давай резвиться. Жарко, от воды прохладой веет. Не выдержал наш майор — перевел вертолет на автопилот и тоже сиганул вниз. Время быстро бежит, через часик керосин выработался, вертолет полегчал, видимо, и приподнялся. Еще минут через тридцать экипаж до лестницы достать уже не смог. А еще через час-другой, по случаю выработки оставшегося керосина, вертолет совершил один из элементов высшего пилотажа — посадку на воду, с дальнейшим погружением в нее. При этом экипаж наблюдал за всем происходящим уже со стороны.


Приказ о закреплении вооружения и военной техники за солдатами отдает командир части. Номер приказа и фамилии лиц, за которыми закрепляются вооружение и военная техника, вносятся в специальные формуляры. Наименование стрелкового оружия, его серия, номер и дата выдачи записываются в ваш военный билет и в ведомости закрепления оружия за личным составом.

Теперь вы, и только вы, отвечаете за то, чтобы ваше оружие в нужный момент выстрелило, а не дало осечку. И потому рекомендую особо тщательно относиться к поддержанию его в образцовом состоянии. Возможно, это когда-нибудь спасет вам жизнь.

До вручения вооружения и военной техники с пополнением проводятся занятия по изучению их боевых возможностей, а также требований техники безопасности. Вот это как раз не просто формальность. Отнеситесь к этому с повышенным вниманием — слишком много солдат погибает при неосторожном обращении с оружием или техникой.





Наиболее распространены смертельные случаи при перезарядке или чистке автомата, при включении автомобиля или другой самоходной техники. Бывает, что в подобных ситуациях перед машиной или позади нее оказываются люди, которые получают травмы из-за халатности водителя. В результате гроб одному, тюрьма — другому.

Ну и тут, судя по всему, имеет смысл поделиться историями о халатном отношении к технике безопасности.

Я как-то наблюдал стройбатовца, который решил проверить, много ли бензина осталось в бочке, а чтобы лучше было видно, поджег спичку и поднес к отверстию в емкости. Пары бензина в бочке взорвались, сорвали верхнюю крышку, и этим кругом снесло неудачливому солдатику голову наполовину. Зрелище, Надо сказать, жуткое. Жил он после этого еще дня три.

Есть, конечно, кроме трагических и анекдотические случаи. Например такой: один боец спал в автомобильном парке на карданном вале припаркованного КамАЗа. Нашли его, когда машину запустили.

Теперь приведу истории, которые рассказали мне очевидцы. Поэтому попытаюсь сохранить стиль изложения рассказчиков.

Учебное стрельбище. Надо сказать, грибов на территории полигона — прорва, а потому местные жители непрерывно лезут сквозь все оцепления. Итак, солдаты уже изготовили к стрельбе, как с НП замечают на поле продвигающуюся короткими перебежками бабуленцию с корзиной. Естественно, срочно играется отбой, бабку отлавливают и доставляют к командиру.

- Бабка, мать-перемать, ты что, не знаешь, что тут стрельбы! Тебя ж убить могли!
- Ииии…, милай, что ж я, совсем глупая, — возражает бабка. — Я ж слушаю, а ежли стрелять начнут, то сразу за те фанерки спрячусь, — и показывает на ростовые мишени в поле…





Случилась эта страшная история в Сибири, есть там маленький военный городок Н… На территории этой военной части началось уничтожение устаревшей военной техники, в основном авиационной. Были среди нее и твердотопливные ракетные ускорители. Для тех, кто не знает, поясню — небольшие ракеты крепят к самолету, чтобы обеспечить быстрый взлет с короткой полосы или с палубы, ну в общем-то это больше для старых моделей авиатехники.

Прибыли в эту часть два юных дарования — свежеиспеченные прапорщики. Знаний особых нет, но любовь к технике и развлечениям огромная. Особенно нравилось на мотоцикле по взлетной полосе гонять — в общем «Горячие головы-3».

Однажды в ясный, солнечный денек взяли они этот самый ускоритель да и закрепили на мотоцикле «Урал», между люлькой и мотоциклом. Сами тоже пристегнулись. На пробный «вылет» пригласили подружек, но они решили со стороны посмотреть. И так разогнались они немножко и… включили зажигание!!! К сожалению, мощность ускорителя «летчики» не учли. Раздался грохот, и они вместе с мотоциклом исчезли.

Конечно, ЧП начали расследовать, в предполагаемом направлении полета поисковые группы направили. Приглашенные эксперты долго что-то считали и выдали, что если бы ускоритель стоял вертикально, то мотоциклисты взлетели бы на 6 км, а так не знаем мол… Так, к сожалению, и не нашли ни ребят, ни мотоцикла.





Этот случай — совсем уж анекдотический и вряд ли в действительности имел место, но раз уж я о нем вспомнил, то, пожалуй, расскажу и вам, сохранив стиль изложения. Тем более что он все-таки поучителен.

У нас тут на севере зимой снега выпадает немало, поэтому по приходу весны, накопившись на крышах, он естессно становится прямой угрозой для жизни людей и «прапорщиков»…

Ну и вот, значица, пришла весна… Начало усе потихоньку подтаивать — снег, лед, сердца девушек, продавщицы в пивных ларьках… Жисть, как говорится начиналась… Начали оттаивать и сердца офицеров, которые служат в ентом сеймом училище, поэтому, заботясь за жизнь учащихся, подполковник приказал парочке солдатиков взять лопаты и с помощью них сбросить накопившийся за зиму на крыше снег… Сказано — сделано. Проявив еще большую заботу об учащихся, этот же самый подполковник приказал майору привязать солдатиков, выполняющих столь важное задание, веревкой, чтобы, в случае их падения, можно было, значица, их спасти… Сказано — сделано. Привязали. И все вроде было сначала нормально — ан нет… Заходит майор к подполковнику и говорит, что, мол, ЧП произошло — упал один из солдатиков и ногу сломал…

Подполковник: «Я же приказал их привязать!»
Майор: «Дык, привязан он был… Только веревку мы длинную взяли…»

Естессно, крик и оскорбления в сторону майора… Ну, ладно — надо ж парня в больницу везти… Подгоняют ГАЗ-66 ну и, значица, грузят паренька в кузов… И вроде уже все должно быть нормально — ан нет… Заходит майор к подполковнику и говорит, что, мол, еще одно ЧП произошло — этот паренек вторую ногу сломал…

Подполковник: «Как это могло произойти???» Далее следует отборная брань, коснувшаяся и родственников майора, и его самого.
Майор: «Дело в том, что, когда в машину грузили, мы забыли от парня веревку отвязать…»


Вам надо запомнить, что законы в армии, многие установки, правила, нормы, законы писаные, и неписаные, какими бы нелепыми на первый взгляд они не казались, начертаны кровью. И мне не хотелось бы, чтобы вашей кровью была написана новая страница этих законов.



<<< Вернуться назад Читать далее >>>




Быстрый переход к главе:
1. Вступление 9. Начальники и подчиненные 17. Столовая
2. Отправка в армию 10. Дисциплина 18. Увольнения
3. Прибытие в часть 11. Принцип кнута и пряника 19. Суточный наряд
4. Первые дни 12. Как жаловаться в армии 20. Караул
5. Обязанности солдата 13. Быт солдата 21. Почему гибнут в армии?
6. Армейские правила 14. Уборка 22. Дедовщина
7. Звания в армии 15. Распорядок дня солдата 23. Заключение
8. Правила поведения 16. Армейская учеба